menu
person

Реликты "Холодной войны"(Использование религиозных факторов в подрывной деятельности)

Реликты "Холодной войны"(Использование религиозных факторов в подрывной деятельности)
Естественно, посольство Саудовской Аравии приложило большие усилия, чтобы найти среди российских мусульман «агентов влияния», через которые можно было распространять свои идеи или загребать жар чужими руками. Так, академик Р.Баязитов полагает, что некоторые представители Совета муфтиев России способствуют проникновению в Россию нетрадиционных направлений ислама, предоставили возможность лидеру радикальной «исламской организации «Нация ислама» Л.Фаррахану трибуну для выступления перед верующими в соборной мечети Москвы. Л.Фардахан был выдворен из Республики Дагестан за распространение чуждых идей. 

Более 5000 саудовских миссионеров работают во многих странах мира. Расходы на их работу составляют 123 миллиона риалов. Следует также отметить: в 1992-1994 гг. на территории Чечни, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Башкирии и Дагестана саудовские организации через созданные ими структуры приступили к открытию целой сети подпольных полувоенных лагерей, якобы для изучения основ мусульманской религии. На самом же деле в лагерях осуществлялась интенсивная идеологическая и военная подготовка молодежи — «будущих защитников ислама». Какое значение отводилось этим лагерям в Чечне, видно из цитируемого ниже документа: «Развивая молодежь физически и имея характер военных организаций, они (лагеря) могут восполнить пробел, который существует в нашем движении по освобождению родины. Молодежь, воспитанная в национальном и исламском духе, может стать стальным остовом, который ляжет в основу будущей национальной армии». Эти лагеря в скором времени под руководством иностранных миссионеров и инструкторов превратились в центры по подготовке исламских боевиков. 

По мнению Р.Ж. Баязитова, лидера прогрессивно-патриотической партии. «За державу» зарубежные мусульманские миссионеры раскололи некогда единые религиозные структуры, такие как ДУМЕС и ДУМ Северного Кавказа, создав тем самым благодатную почву для своей будущей «работы». 

В каждом конкретном случае они «творчески» использовали слабости действующего духовенства и околорелигиозных деятелей: алчность, тщеславие, амбиции и высокомерие. В той или иной мере в орбиту их интересов были вовлечены многие нынешние «лидеры» мусульман: в некоторых регионах в исламских учебных заведениях они стали определять содержание подготовки служителей культа. 

Всей совей деятельностью эти «фонды» ориентированы на ослабление самостоятельных Духовных Управлений мусульман (ДУМ), проводящих независимую от иностранных мусульманских центров политику, традиционно стоящих на умеренных толерантных позициях в области отношений с государством и другими конфессиями. В этой работе они используют самые разнообразные формы и средства, отдавая предпочтение методам материального воздействия на объект, чему немало способствует сложное экономическое положение в нашей стране. 

Не секрет, что деятельность иностранных фондов в большинстве случаев преследует отнюдь не благородные цели содействия развитию ислама в России. Большинство из них, имея саудовское происхождение, зарегистрированы в своих странах как частные негосударственные организации, и в случае скандала или разоблачения истинный хозяин останется в стороне. Более того, многим из них, благодаря несовершенству нашего законодательства в области регистрации религиозных и общественных организаций, удалось получить статус российских, что в еще большей степени снизило риск скандала. 

В качестве одной из форм работы «фонды» используют организацию летних учебных лагерей для взрослых и молодежи, работе с которой они уделяют самое пристальное внимание. Учебный лагерь по своей сути является первой фазой идеологической обработки мусульман путем формирования у них образа «добрых правоверных арабских братьев», выполняющих заветы Священного Корана, помогающих «униженным и притесненным» мусульманским меньшинствам в европейских странах бывшего соцлагеря. Именно в нем начинается селекционная работа по выделению из общей массы наиболее способных слушателей, которых затем приглашают учиться на курсах за рубежом, где начинается вторая фаза их обработки в духе ваххабизма и, абсолютно не исключено, что в ее процессе или по завершении, к обучению подключаются спецслужбы. 

Эти лагеря и всевозможные курсы проводятся под прикрытием догмата о «да аве» (призыве к Исламу) — привлечению мусульман к активному участию в религиозной жизни. В качестве официальных организаторов подобных мероприятий активно используются наиболее нуждающиеся в материальном отношении имамы и муллы, которые договариваются с администрациями районов или домов отдыха и пансионатов об организации активного отдыха мусульман, оплачивая их аренду на деньги все тех же фондов. Действенным стимулом для обучающихся становятся разнообразные подарки в виде Коранов, брошюр и бесплатных путевок для совершения Хаджа к Святым местам. Такой лагерь работал на берегу Клязьменского водохранилища в Мытищинском районе Подмосковья. Число обучающихся в нем составляло около 130 человек. 

Если сделать даже не очень детальный анализ событий в «горячих» точках планеты за последние 10-15 лет, то мы обнаружим, что дестабилизации обстановки в этих регионах предшествовало появление там именно этих фондов. Это является непреложным фактом. В Югославии — вначале Босния, теперь Косово; Афганистан, Таджикистан, Чечня и теперь Дагестан, Оренбургская область в России. «Благотворительные» мусульманские фонды с момента своего появления в этих регионах начинали готовить социальную базу будущего конфликта. Они весьма умело использовали не только морально-нравственные «качества» местного духовенства и экономические проблемы, но и тлеющие противоречия между национальными группами, этническими меньшинствами, старыми кадрами духовенства и активной молодежью; не были забыты и вероисповедные различия. 

На мой взгляд, — подчеркивает Р.Ж. Баязитов, — вряд ли необходимо особо распространяться о внутренней обстановке в той мечети, где одним из имамов работает иностранец, оплачиваемый либо одним из фондов, либо посольством. Не думаю, что ссылки на то, что турки наши чуть ли не единокровные братья, могут рассматриваться всерьез. Совершенно очевидно, что такой священнослужитель проводит в мечети гораздо больше времени, нежели его коллеги из местных и одному Аллаху известно к чему они призывает. Ясно другое, такой имам мало заинтересован в укреплении и развитии Российского Ислама. Такие факты имеют место в Соборных мечетях г. Москвы, Санкт-Петербурга, Твери, Ярославля и других. Обратите внимание на географию этих городов — ведь это центр России. Я далек от мысли о том, что все турецкие священнослужители — ваххабисты, но, зная древние исторические связи бывшей Османской империи и Аравии, систематическое использование турок за рубежами своей родины в качестве не только строительных рабочих, то исключать подобную вероятность нельзя. Нельзя также скидывать со счетов и витающие в Анкаре идеи «Великого Турана». Но все же турки — это лишь полбеды. Гораздо опаснее, когда вакантные места имамов в общинах и мечетях занимают арабы. На первых порах это могут быть студенты местных вузов, если и не ориентированные вначале на идеологический подрыв традиционного верования, то они его, бесспорно, приобретают во время каникул. 

В некоторых городах Поволжья и юга России ситуация гораздо хуже. Татарско-арабский женский колледж г. Ульяновска с молчаливого согласия муфтия Тагира Шангареева, управляется арабами, а его младший брат Исмаил просто продал свою усадьбу в Бугуруслане под медресе. Оба брата обучаются в Саудовской Аравии и в бывших «вотчинах» отсутствуют вместе с семьями по много месяцев! Делай что хочешь! И они делают. 

Примечательно, что ни в одном из регионов «благотворительная» деятельность фондов не привела к положительным результатам. Наоборот, распространяемый ими ваххабизм сеет зерна религиозной и национальной нетерпимости, призывает мусульман к «джихаду» против неверных. Нельзя не сказать, что особую активность проявляют такие «друзья» российского ислама, как Российский благотворительный фонд «Аль Ибрагим», уже разоблаченная Международная исламская организация «Спасение», Фонд «Замзам» и др. Как правило, эти фонды стараются закрепиться непосредственно в мечетях, заинтересовывая имамов определенной личной материальной выгодой, т.е. арендную плату имам частично «кладет в карман». Тем самым он не только потворствует проникновению чуждой нам религиозной ориентации, но и демонстрирует Фонду готовность, при «определенных» условиях, закрывать глаза на его «деятельность». Через это уже прошли если не сотни, то десятки имамов и муфтиев России и мало кому из них удалось сбросить с себя фондовскую финансовую «сбрую» и по сей день. Ваххабизм в России — результат деятельности этих фондов. 

Напомним, что еще в 1994 г. из Казахстана, Таджикистана, Дагестана в Чечню были востребованы религиозные радикалы, объявившие о создании «Кавказского эмирства», а Д.Дудаев назван мехди (мессией). Вскоре в Чеченской республике появились «очевидцы», наблюдавшие явления Д.Дудаева с небес. 

В свою очередь религиозные организации официального мусульманского духовенства были обвинены в сотрудничестве со спецслужбами и распущены. На политическую жизнь Чечни все большее давление стали оказывать вновь созданные радикальные исламские организации, такие, как «Братья мусульмане», «Джамаат Ислами», «Исламская молодежь» и другие, которых объединяло не только общее происхождение и общие основополагающие идеологические установки, но и схожесть задач и одинаковые по существу организационные принципы. Руководители этих образований, установив под лозунгами исламской солидарности контакты с саудовскими, пакистанскими и ливанскими организациями, получали от них финансовую и другую материальную поддержку. 
Представители этих организаций через своих патронов за рубежом организовали выезд Дудаева в 1992 г. на паломничество в Саудовскую Аравию. По возвращении оттуда президент республики стал усиленно озвучивать идею исламизации Чечни. Вскоре прошедший в Грозном съезд мусульман обозначил программу на перспективу — «построение безнационального исламского государства». Программные установки съезда вписывались в доктрину набиравшие в начале 90-х гг. в регионе силу ваххабизма. К концу 1992 г. в республике были созданы все необходимые предпосылки для нового массового «вторжения» проповедников ваххабизма. И они не заставили себя долго ждать. Вряд ли руководители Чечни понимали, когда начинали флирт с исламскими радикалами, какую опасную игру они затеяли. 

Следует оговориться, что ваххабизм, или, как его еще называют, «чистый ислам», не является чем-то новым для современной Чечни. Впервые он проявил себя на территории республики в конце 70-х гг. Тогда это давно забытое местными мусульманами учение не нашло широкой поддержки, а государственные органы сумели оперативно пресечь деятельность его проповедников. 

Объясняя феномен ваххабизма в Чечне, нельзя, как это делается сегодня, сводить все только к «традиционно высокой религиозности» населения республики. Здесь, на наш взгляд, имеются и иные причины. 

Во-первых, ваххабизм на Северный Кавказ начал проникать еще в XIX — начале ХХ в. двумя путями. Первый — через религиозных мусульманских деятелей, выезжавших на паломничество в Саудовскую Аравию — в страну, где ваххабизм являлся официальной идеологией. Второй — через арабских миссионеров, прибывших на Северный Кавказ в указанный период. До настоящего времени потомки тех миссионеров живут в Чечне и Ингушетии. 

Во-вторых, Северный Кавказ всегда был сырьевым придатком, а его народы — дешевой рабочей силой бывшего СССР. Экономическая и социальная задавленность, хроническая безработица (только в Чечено-Ингушской АССР в 70-80-е гг. около 200 тыс. молодых людей не имели возможности трудиться у себя в республике, а 70-80 тыс. ежегодно выезжали на заработки в Сибирь и Казахстан), оторванность от традиционного уклада жизни и идеологического воздействия со стороны старшего поколения объективно способствовали образованию религиозно-идеологического вакуума в среде молодежи. 

В-третьих, сфера влияния официального духовенства на население в годы советской власти была сужена. Режим не допускал плюрализма идеологий. Не принимая во внимание уровня экономического и исторического развития мусульманских народов, государство пыталось внедрить в их среду свою коммунистическую идеологию. 

И, наконец, непосредственная близость Чечни к арабскому и исламскому миру, традиционные связи с ним и наличие там горской диаспоры объективно способствовали формированию своеобразного альянса с этим миром. 

Не случайно в начале 90-х гг. одним из первых проповедников нового учения в республике стал выходец из Иордании — американский гражданин Фатхи, за плечами которого опыт участия в афганской войне против советских войск. Он давал уроки нового учения, завлекая молодежь в свои кружки не только религиозными призывами, но и материально заинтересовывая их. Многие его воспитанники в последующем стали командирами и т.н. шариатских батальонов и полков. Пройдя идеологическую подготовку, эти подразделения переходили в подчинение известному боевику Хаттабу, на военных базах которого обучались разведывательно-диверсионному искусству. Часть выпускников направлялась для дальнейшей учебы в Афганистан и Пакистан. 

В ходе боевых действий в 1994-1996 гг. и 1999-2000 гг. зарубежные исламские центры поддерживали террористов в Чечне. Кроме того, «услуги» бандита Хаттаба в Чечне оплачивали и ЦРУ и Саудовская Аравия. 

Чем завершилась такая поддержка на Северном Кавказе? Не только разгромом террористов в Чечне, но и горем людей, посеянной враждой и ненавистью, принятием жестких мер ряда республик Северного Кавказа в отношении выходцев из арабских стран. Кроме Саудовской Аравии, на Северном Кавказе определенную роль сыграла Турция. Чечня взрывалась не только на деньги Саудовской Аравии и Объединенных арабских эмиратов, но и турецкие. Теперь становится все на свои места. Саудовская Аравия, Турция, при поддержке Пакистана — страны проамериканской ориентации, всегда выполнявшие их волю и пожелания, являющиеся инструментом американской политики на Ближнем Востоке, Балканах, Центральной Азии. 

Ваххабизм проник не только на территорию Северного Кавказа. Посланцы Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Сирии, Ливии и Египта активно распространяют это вероучение на Урале. 

Скандалы, расколы мусульманской умы в целом ряде областей Урала подтверждает это. «Каждый истинный мусульманин, — советует Мухаммад ибн Джамиль Зину, преподаватель из Мекки, в книге «Исламская акида», — должен в обязательном порядке проявлять к ним (иноверцам — Н.Т.) вражду и испытывать ненависть». Книга издана Н. Шировывм, Председателем ДУМ АИР, который в газете «Мусульмане Сибири» утверждает, что он «хочет, чтобы люди научились понимать, беречь и уважать друг друга». Искренен ли в своем желании Нафигула-хазрат? 

Вот почему руководители некоторых республик Северного Кавказа вынуждены искать защиту от зарубежной экспансии проповедников- экстремистов от ваххабизма. Так, в 1998 г. президент Ингушетии А.Аушев принял Указ о запрете ваххабистской деятельности на территории республики, в Республике Дагестан в 1999 г. принят Закон «О запрете ваххабистской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». Закон регламентирует деятельность зарубежных миссий, обучение в религиозных учебных заведениях за рубежом. Такие меры вполне понятны, и они необходимы. Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что миссионеры не только из арабских государств, а и из других стран, действуют в субъектах Российской Федерации практически бесконтрольно. Не случайно, появление большинства новых религиозных культов в России связывают с миссионерской деятельностью иностранных граждан. Миссионеры создают не только новые религиозные организации на территории нашей страны, но они в первую очередь, реализуют интересы своих государств. Всегда в истории они были первыми, меняли национальную психологию и менталитет народа, среди которого работали, расчищая путь для армии. 

Следует отметить, что миссионерская деятельность — специфическая деятельность представителя церкви. 

По словам Густава Варнека, основателя протестантской миссиологии, миссионерство есть «закон жизни Церкви». Во всем христианском мире понимание и отношение к нему сходно и сформулировано в разнообразной популярной и богословской литературе в следующих определениях: «христианство по своей природе несет в себе миссионерство, без него оно теряет смысл» , «высшая задача Церкви — евангелизация мира» , «миссионерство — это причина существования церкви — причина и цель, религиозность человечества — один из самых могучих призывов к миссионерству». 

Г.Варнек выделял «сверхъестественные» и «естественные» основания миссионерской деятельности, признавая главнейшим в ней то, что она основана на Библии, и конкретно на «великом поручении» Христа, записанном в Евангелии от Матфея (28:19) — «итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Мало у кого вызовет сомнение утверждение о том, что именно в силу своих сверхъестественных оснований миссионерские замыслы осуществлялись и будут реализовываться с неизменной настойчивостью и последовательностью, в отличие от любых других идей. К этому подводит нас двухтысячелетняя история христианства. 

Миссионерская деятельность для каждого верующего и Церкви — божественное установление. Таким образом, формулирующими моментами для ее являются прежде всего религиозные мотивы. Использование религиозного рвения миссионеров в политических или иных целях — явление вторичное и не может рассматриваться как самоцель для большинства его вдохновителей и исполнителей. При этом исторические свидетельства заставляют нас обратить внимание на то, что религиозные факторы играли существенную роль в политике государств, а миссионерская деятельность находилась в русле решаемых империями внешнеполитических задач. Пространственные направления масштабно реализуемых миссионерских программ практически всегда совпадали и в настоящее время совпадают с геополитическими интересами государств. К сожалению, возможность объективного восприятия и оценки этой проблемы была осложнена идеологической предвзятостью, сознательным искажением или замалчиванием темы. 

Известно, что в процессе геополитической экспансии многих государств, миссионеры сыграли важную роль тем, что способствовали распространению на обширных территориях интересов и влияния своих стран. Результаты их деятельности весьма благоприятно сказывались впоследствии на политических, экономических и других взаимоотношениях с территориями, оказавшимися в сфере этого воздействия. Достигались такие положительные результаты средствами религиозной пропаганды, превосходившими по своей эффективности все другие формы, в том числе военное давление. Данное обстоятельство вовсе не означает, что вся масса миссионеров и религиозных лидеров сознательно ставили или ставят себе задачу участия в политических процессах переустройства мира. Большинство из них не знают о внешнеполитических программах своих правительств. Исходным пунктом их жизни и деятельности было и остается «спасение душ». Именно в этом всецело коренятся ожидаемые практические результаты их работы. Но последствия разностороннего воздействия являются в значительной мере как непредвиденные самими миссионерами. Часто полученные результаты очень далеки от того, что проносится перед их умственным взором, а иногда, как отмечал Макс Вебер, и прямо противоположны их намерениям. Те, кто знают истинную цену и эффективность религиозных факторов при решении политических проблем, предпочитают использовать их без лишней рекламы, направляя потенциал и энергию миссионеров в нужное русло. Многие государства явно или неявно, сознательно или неосознанно, способствовали и способствуют этому процессу. 
Можно отметить следующую взаимозависимость. Наиболее удачно использовали миссионеров для решения своих политических задач геополитические значимые страны мира. В свою очередь, наибольшего размаха миссионерская активность приобретала в государствах преуспевающих, с развитой, для своего времени, экономикой и великодержавными амбициями, способных инвестировать эту деятельность. Периоды такого благоприятного времени, для которого греки ввели специальное слово — «кайрос» в противоположность слову «хронос», обозначавшему просто календарный отрезок времени, в миссионерской деятельности являются важными вехами. А.Тагги по этому поводу отмечал: «Если мы обратимся к истории христианской церкви, в особенности к ее распространению в мире, то понятие кайрос окажется весьма релевантным. Церковь делала большие успехи не в произвольное время, не безотносительно к историческому, культурному и социальному окружению. Успехи имели место в благоприятное время — кайрос». 

Что касается России, то использование религиозных факторов в своих геополитических интересах не было чуждо и для нее. Религиозные реформы на Руси со времен, когда миссионеры греческой церкви поднялись по Днепру до Киева, всегда преследовали политические цели. Принятие Киевской Русью христианства в его восточном варианте способствовало сближению с Византией и явилось фактором политического и культурного единения с Византией, Болгарией, Сербией. Можно, не боясь ошибиться, констатировать, что геполитические реалии в немалой степени повлияли на выбор веры святым князем Владимиром. 

Необходимость следующего крутого поворота в религиозной жизни русских людей, церковной реформы патриарха Никона, также была обусловлена геополитическими соображениями. Расхождение в обрядах и в церковной жизни русского государства и православного Востока не способствовало укреплению престижа «третьего Рима». Поэтому само существование России, как стремительно развивающегося государства с широчайшей исторической перспективой, требовало переустроить богослужение и приблизить переводы священных текстов к греческим источникам. Устранение различий в богослужебной практике между русской и греческой церковью способствовали улучшению связей с восточными православными церквями и, следовательно, расширению возможностей политического влияния России в христианском мире. На проведение церковной реформы в немалой степени повлияло воссоединение Украины с Россией, в церкви которой богослужебные тексты и обряды более соответствовали греческим, чем русские. Поэтому государство, понимая значение религиозного единства для укрепления единства политического, стало на путь церковных преобразований. 

Православие в течении многих столетий было краеугольным камнем традиционного российского геополитического видения мира. Один из ярких примеров политико-религиозных амбиций — претензии на положение «третьего Рима» после христианского Рима и Константинополя, на статус центра православия. Данная концепция родилась в XVI веке и основывалась на православном мессианизме, на уникальной роли страны как единственной в мире православной державы, надежды и опоры всех православных народов. Действительно, после 1453 года, когда пали Константинополь (Византия) до 1480 года — окончательного освобождения России от татаро-монгольской зависимости в мире не было ни одной православной страны. Россия единственная в течении трех веков считала своим долгом отстаивать интересы православия во всем мире. Не забывала она при этом и о своих державных интересах. В частности, в 1914 году это должно было вылиться в захват бывшей столицы Византии — Константинополя, т.е. Стамбула (что автоматически обеспечивало контроль над проливами между Черным и Средиземным морем и ликвидацию исламской Оттоманской империи). В ходе непрерывных секретных переговоров, продолжавшихся во время первой мировой войны, Россия получила от своих союзников согласие на захват Стамбула в качестве военного трофея. Однако осуществлению замысла помешали революционные события 1917 года. 
В последующие несколько десятилетий, по известным причинам, религиозные факторы в геополитике России по большей части игнорировались (кроме периода Великой Отечественной войны). Оказавшись, практически, в забвении у нас, они неизменно присутствовали в международной политике. В текущем десятилетии Россия в полной мере ощущала это присутствие. Например, они нашли конкретное выражение в открытом давлении Запада на президента и государственные органы страны в 1993 г., в период обсуждения поправок к закону «О свободе вероисповеданий», затем в 1997 г., во время и после принятия закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Экстремальная ситуация заставила западный мир выступить на арену мировой политики с требованиями изменения законодательного акта, направленного на регулирование государственно-церковных отношений внутри суверенной страны. Лоббирование своих интересов в этой сфере обычно не носит столь откровенный характер и чаще всего скрывается за абстрактной риторикой на темы соблюдения прав человека. Главная причина столь яркой негативной реакции состояла в том, что оба закона существенно ограничивали поле деятельности зарубежных миссионеров. Потеря влияния в России в этом направлении не устраивала «демократический мир». В связи с этим, Запад энергично вмешивается в эту сферу. 

В это же время, в середине 1997 года в популярном американском журнале «Christianity today» появилось письмо известного христианина-миссионера, директора Чикагского Славяно-Русского издательства Майкла Моргулиса с откровениями относительно истинных целей и методов работы своих коллег в России. В частности, он пишет о недобросовестности, низком уровне работы, незнании жизни российских народов и признается, что «миллионы долларов жертвователей тратились на саморекламу, подкуп чиновников. Отчеты были полны обмана, желания выдать желаемое за действительное». Моргулис с горечью констатирует, что уставшее и раздраженное российское общество готово выслать из страны американских миссионеров и никто не сможет им помочь, ни российское государство, ни православная церковь, ни американское правительство. 

Миссионер ошибся. Запад выступил в защиту не столько свободы совести российских граждан, сколько своих интересов в этом регионе. Обосновывая требования о прекращении финансовой помощи России со стороны США в связи с принятием закона «О свободе совести и о религиозных организаций», сенатор Митч Макконел заявил: «Мы должны использовать (имея в виду иностранную помощь) для продвижения американских ценностей и американских интересов». В итоге сенаторы проголосовали за поправку к законопроекту об иностранной помощи (так называемая поправка Смита), где увязали предоставление России помощи на сумму в 195 млн. долларов с условием отклонения Б.Н.Ельциным российского закона. Во время визита вице-президента США Альберта Гора в Москву наши политики заверили делегацию США, что ущемление прав в отношении религиозных объединений не произойдет. Тогда же была сделана коррекция категоричного решения американцев: США согласились не отказывать вообще в помощи, а лишь «заморозить» выделение денег на полгода. Одновременно они выставили условие проверить действие закона, а также ознакомиться с сопровождающими его нормативными актами. В связи с этим в Гааге было заключено соответствующее соглашение об «инспекторских» поездках, первая их которых прошла с 12 по 14 января 1998 года. Проверку осуществляла делегация Международного консультативного комитета конференции «Фонда Де Бюрхт». Можно не сомневаться, что американские политики и в дальнейшем будут внимательно следить за нашим поведением в этой области. Здесь же можно добавить, что, по мнению западных аналитиков, текущие дебаты по вопросам религиозной свободы в России могут сильно повлиять на объемы предоставляемых России займов. 

Роль религии и миссионерства, как ее составной части, в истории общества и государств оценивается по-разному. Большинство западных авторов рассматривают ее исключительно с положительной стороны. Но не все придерживаются такой точки зрения. Известный специалист XVIII века в области международного права Ваттель указывал на злоупотребления религией в политических целях и навязывания религии при помощи государства опять таки в политических целях. Они писал: «Каждый фанатик верит, что он борется за дело бога, и каждый честолюбивец оправдывает свои завоевания этим предлогом». Международная политика не была в этом исключением. Миссионерство безусловно включалось как важный элемент в геополитическую стратегию многих государств. 

Мы полагаем, что религиозные факторы относятся к числу особенностей определяющих, точнее моделирующих облик той или иной цивилизации, а следовательно — геполитическую карту мира. Миссионеры влияли, влияют и будут влиять на ее формирование. 



Источник: http://psyfactor.org
Категория: Мои статьи | Добавил: srhec_78 (22.09.2019)
Просмотров: 125 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Flag Counter